Колония поселения для пассажирки автомобиля

Письмо от:  
Добрый день, уважаемая телепередача!
Обращаюсь к Вам в поисках справедливости в нашем мире беззакония!
15.06.2020г. Красносулинским районным судом Ростовской области был вынесен обвинительный приговор, которым я, Воронова Елена Викторовна признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.264 ч.3 УК РФ и мне назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии – поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством на срок 2 года 6 месяцев.
Дорожно – транспортное происшествие, по которому я была признана виновной, произошло 28.09.2016 года примерно в 18 часов 50 минут. Автомобиль ВАЗ 21061 двигался на участке 0 км + 900 м по автомобильной дороге, ведущей со стороны г. Гуково в сторону г. Зверево, проходящей по территории Красносулинского района Ростовской области и столкнулся с двигающимся мотороллером «Муравей», на котором в момент движения по трассе не горели габаритные огни, моросил мелкий дождь. Мотороллер двигался по трассе в полной темноте без включенных габаритных огней и каких-либо опознавательных знаков. Неожиданно, фары автомобиля осветили мотороллер, и мой отец, который находился за рулем, применил резкое торможение, но уйти от столкновения не смог. В результате ДТП в больнице через 3 часа скончался пассажир мотороллера «Муравей».
В момент ДТП в салоне автомобиля находилось три человека: водитель Воронов В.Д., я - Воронова Е.В и Гандрабура М.Б, ранее нам не знакомая.
В момент аварии за рулем был мой отец Воронов В.Д., я, Воронова Елена Викторовна, находилась в салоне автомобиля на переднем пассажирском сидении,
а Гандрабура М.Б. в момент аварии находилась на заднем правом сидении, за мной.
Водитель Воронов В.Д. и я, пассажир Воронова Е.В., были пристегнуты ремнями безопасности. При столкновении от ремня безопасности я получила ушиб грудной клетки?. В день ДТП я обращалась за медицинской помощью в больницу и делала рентген грудной клетки, что в последствии так же было использовано как доказательство моей вины, при предъявлении мне обвинения и при вынесении обвинительного приговора.
29.09.2016г. следственные органы возбудили уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ в отношении моего отца Воронова В.Д., так как в момент аварии он и находился за рулем.
Мой отец находился в статусе подозреваемого около 3-х лет. Все это время шло предварительное расследование, которое то приостанавливалось, то опять возобновлялось. В ходе предварительного расследования, мой отец вину не признавал. Им были даны показания о том, что в момент ДТП он был за рулем, но, у него не было технической возможности предотвратить ДТП, так как мотороллер в момент столкновения двигался по проезжей части без включенных габаритных огней и опознавательных знаков. Было назначено много автотехнических экспертиз. Исходные данные для предоставления экспертам, были даны следователем не верные. Соответственно и выводы экспертов говорят о том, что мой отец виновен в ДТП. В материалах дела имеется постановления следователя о назначении автотехнической экспертизы, в которых указаны иные исходные данные, чем те, по которым проводились экспертизы. Тем не менее, указанные в постановлениях данные не были предоставлены экспертам.
Три долгих года, мой отец доказывал свою невиновность в произошедшем ДТП. Весной 2019г., когда я уже была беременная на 5 месяце и следственные органы узнали об этом, моего отца вызвали в следственный отдел ОП Красносулинского района Ростовской области и сказали ему о том, что либо он признает вину, либо они будут предъявлять обвинения мне. Отец категорически отказался признавать свою вину. И через некоторое время, следственные органы прекратили уголовное преследование в отношении моего отца и вынесли постановление о привлечении меня по ч. 3 ст. 264УК РФ.
В ходе предварительного расследования, и в ходе судебного следствия вину в предъявленном мне обвинении я не признала. В ходе многочисленных допросов, в процессуальном статусе свидетеля, подозреваемой и обвиняемой неоднократно поясняла, что действительно, в указанные следствием дату и время, я находилась в автомобиле «ВАЗ-2106» гос. рег. знак В053МН/161, принадлежащему моему отцу – Воронову Виктору Дмитриевичу, НО не в качестве ВОДИТЕЛЯ транспортного средства, а в качестве ПАССАЖИРА, на переднем пассажирском месте.
В обвинительном приговоре, суд первой инстанции указывает, что моя виновность доказана заключением эксперта №1888 от 21.05.2019г. по проведенной судебно-медицинской экспертизе, из которой следует, что у меня обнаружен ушиб мягких тканей на передней поверхности грудной клетки, который причинен в результате однократного воздействия твердого тупого предмета или о таковой по механизму удара с точкой приложения травмирующего воздействия на переднюю поверхность грудной клетки. Конкретно высказаться о давности причинения обнаруженного телесного повреждения не представляется возможным. Данное телесное повреждение могло быть причинено в условиях дорожно-транспортного происшествия (в результате соударения с выступающим предметом салона автомобиля при его столкновении в неподвижной преградой или движущимся транспортным средством.
В заключение эксперта №2844 от 01.07.2019г. указано, что данное телесное повреждение не могло быть причинено в результате нахождения на пассажирском сидении в момент дорожно-транспортного происшествия, в результате натяжения ремня безопасности на грудной клетке при столкновении автомобиля с неподвижной преградой или движущимся транспортным средством. Эксперт указывает, что характер повреждения (при воздействии ремня безопасности возникают ссадины, а также повреждения в области шеи) которых у меня не было.
Оба экспертных заключения проводились на основании рентген - снимка, на данном снимке невооруженным взглядом видно затемнение от правого плеча через грудь на лево, след от ремня безопасности. Каких либо дополнительных медицинских документов в распоряжение экспертов предоставлено не было. Не ясно, откуда информация о том, что у меня не было каких либо ссадин в области шеи, так как рентген – снимок ссадин не показывает.
Мной заявлялось ходатайство о назначении комплексной судебной – медицинской экспертизы, в назначении и проведении которой, органами предварительного расследования было отказано.
Выводы судебных – медицинских экспертиз, которые были положены в качестве доказательств моей виновности противоречат показаниям свидетелей ДТП и всем представленным в распоряжение эксперта материалам.
НИКТО из многочисленных свидетелей обвинения присутствующих непосредственно на месте ДТП, а именно:
- дежурный следователь, выезжавший на место ДТП: Шкарина А.О.,
- сотрудники ДПС: Кузнецов Д.С. и Очеретин А.А.,
- фельдшеры скорой помощи: Улубиева О.В. и Товмасян Р.Р.,
- водители скорой помощи: Викторинас Ю.Л. и Плясунов В.Г.,
- понятые на месте ДТП: Пострыгань В.Я. и Исачкин А.В.,
- водитель встречного автомобилей оказавшийся непосредственно на месте ДТП, почти сразу после его совершения: Годына А.Л.,
- пассажир находившийся во встречном автомобиле: Королев И.Б.,
НЕ ВИДЕЛ меня, находящуюся за рулем автомобиля, либо выходящую их автомобиля с водительского места. Так же, никто из названных свидетелей обвинения, так же и ни от кого НЕ СЛЫШАЛ о том, что я, находилась за рулем автомобиля, в качестве водителя.
Кроме того, свидетель, которая находилась в момент ДТП в автомобиле - Гандрабура М.Б., ( в момент ДТП она находилась на заднем сидении в качестве пассажира), прямо указывает в суде, на Воронова В.Д., как на водителя автомобиля и участника ДТП, тем не менее, суд не учитывает данные показания при вынесении обвинительного приговора.
Сам водитель, мой отец Воронов В.Д., с первых минут, давал последовательные, правдивые, логичные показания в процессуальном качестве свидетеля, а в последствии в качестве подозреваемого, что именно он, находился за рулем, управляя автомобилем в момент ДТП.
Также, в основу моего обвинительного приговора судом первой инстанции были положены показания свидетеля Титоренко А.А., который является сыном умершего пассажира Титоренко А.В., и является лицом заинтересованным в исходе данного уголовного дела.
Данный свидетель, в ходе предварительного следствия настаивал на том, что я, якобы находилась за рулем автомобиля, участвовавшего в ДТП. Тем не менее, какими - либо иными свидетельскими показаниями обстоятельства нахождения меня за рулем автомобиля, не подтверждаются. Кроме того, они не подтверждаются какими – либо вещественными доказательствами.
Очевидно, что показания свидетеля Титоренко А.А., даны с единственной целью- подтвердить предположительный вывод судебно - медицинского эксперта В.Л. Усачева о том, что телесное повреждение, могло быть мной получено в ДТП от тупого предмета, а не от иного предмета, например от ремня безопасности.
На вышеуказанных предположениях судебно- медицинского эксперта и на показаниях двух ПРЯМО заинтересованных свидетелей (сына погибшего и водителя мотороллера Бандурина В.В.), после расследования уголовного дела свыше трех лет, обвинение делает вывод о причастности, и к тому же моей виновности, в совершении ДТП и суд выносит обвинительный приговор.
Также, хотелось бы обратить внимание, на второе, участвовавшее в ДТП транспортное средство, а именно мотороллер - МУРАВЕЙ и его водителя Бандурина В.В., управляющего этим транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Факт опьянения им самим не отрицается и подтвержден выводами судебной медицинской экспертизы, находящейся в материалах уголовного дела. Да и ранее Бандурин привлекался за вождение в пьяном виде и вводил в заблуждение сотрудников ДПС, что видно на сайте судебных решений Красносулинского района. Версия о том, что на мотороллере было спущено заднее колесо и по этой причине они с погибшим Титоренко А.В. не передвигались на мотороллере, а толкали его по проезжей части, не выдерживает никакой критики. Бандурин В.В. непосредственно допрошенный в судебном заседании, говорит о спущенном заднем то ли правом, то ли левом колесе. Свидетель Титоренко А.А. на предварительном следствии говорит о заднем левом колесе.
Вместе с тем, из материалов уголовного дела - протоколов осмотра места ДТП и протоколов осмотра транспортных средств, составленных непосредственно сразу после прибытия сотрудников ДПС и дежурного следователя на место совершения ДТП, следует, что все колеса мотороллера не были повреждены, давление в шинах мотороллера было в норме.
Тем не менее, в своем приговоре, суд первой инстанции указывает, что суд не принимает во внимание сведения, изложенные в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 29.09.016г. в той части, что давление в колесах мотороллера на момент осмотров было в норме. И полагает, что показания двух заинтересованных в исходе уголовного дела свидетелей, а именно сына погибшего Титоренко А.А. и водителя мотороллера Бандурина В.В., находящегося в момент ДТП в сильном алкогольном опьянении, опровергают сведения указанные в протоколе места дорожно-транспортного происшествия, и протоколов осмотра транспортного средства. (лист 20 приговора).
Показания этих двух заинтересованных свидетелей обвинения, противоречат друг другу и не согласуются с письменными доказательствами по уголовному делу. Тем не менее, суд первой инстанции кладет в основу обвинительного приговора показания данных свидетелей.
Весь обвинительный приговор строится на показаниях двух заинтересованных свидетелей и судебно – медицинской экспертизы. Более, ни органами предварительного следствия, ни судом не представлено доказательств, подтверждающих мою причастность и виновность в данном ДТП.

Я прошу Вас разобраться в данной ситуации и опубликовать данный сюжет.
.
Все материалы уголовного дела я готова предоставить Вам.

Воронова Е.В. 8-908****
Представитель Семибратова С.В. 8-928****
Адвокат Зорина О.С. 8-950****

(орфография письма сохранена)

 
 
Оставить сообщение используя соцсеть ВКонтакте
 
Написать комментарий через Facebook
Ваши комментарии помогут быстрее решить проблему, пишите правду, не бойтесь, ваше сообщение будет опубликовано анонимно!



По всем возникающим вопросам пишите нам на почту
44