следователь 3-го отдела следственного комитета по Иркутской области Самсонов М.С. бвндит

Письмо от:  
О Б Р А Щ Е Н И Е
Уважаемый Дмитрий Борисов!
Прошу Вас, незамедлительно отреагировать и оказать содействие в разрешении сложившейся ситуации.
20.08.2020 я находилась с сыном в детской областной больнице г. Иркутска. Вечером того же дня, примерно в 20 часов 00 минут, мне на сотовый телефон позвонила моя тётя Ярмошевич Инна Васильевна и сообщила, что моего отца Тороп Алексея Васильевича задержали сотрудники СОБРА и сотрудники следственного комитета, однако данная информация ей поступила от супруги Лац Евгения Николаевича, Василины, которого так же задержали сотрудники СОБРА и сотрудники следственного комитета, как выяснилось позже, моему отцу и Лац Евгению вменили совершение одного преступления. Подчеркну, что отец воспитывал меня один с раннего возраста, так как я рано потеряла мать, данный факт имеет очень важное значение в связи с тем, что происходит с нашей семьей на сегодняшний день.
Далее, я стала звонить на сотовый телефон своему отцу, однако его номер был вне зоны доступа сети. О том, что моего отца подозревают в совершении преступления, мне, как единственному близкому родственнику, а именно дочери, никто не сообщал.
Так, около 21 часов 00 минут, мне на сотовый телефон позвонила супруга Лац Евгения, Василина и сообщила, что её супруга так же задержали сотрудники СОБРА, и сотрудники следственного комитета. Во время звонка Василина находилась в кабинете у следователя. Я, через нее просила представиться следователю, кто ведет ее допрос, так же просила назвать ФИО руководителя следственно-оперативной группы, однако мне ничего не сказали и потребовали у Василины отключить сотовый телефон. Эти действия я выполнила, так как сама являюсь сотрудником правоохранительных органов и знаю регламент.
Я всю ночь не спала, так как сильно переживала и находилась в неведении относительно того, где мой отец и что вообще происходит.
На следующий день, примерно в обеденное время, 21.08.2020, я увидела, что сотовый телефон моего отца появился в сети, следом мне позвонил мой отец и сообщил, что его и Лац Евгения задержали сотрудники следственного комитета и сотрудники СОБРА. При задержании сотрудники СОБРА к моему отцу применили физическую силу, а именно: когда мой отец попросил предоставить ему постановление о задержании один из сотрудников СОБРА ударил его по лицу, вследствие чего, у моего отца образовалась травма в виде рассечения брови над левым веком. (Все травмы зафиксированы документально). После чего, со слов отца, сотрудники СОБРА по указанию следователя 3-го отдела следственного комитета по Иркутской области Самсонова М.С., посадили отца в автомобиль с тонированными окнами, одели на голову черный мешок и вывезли ориентировочно за пределы п. Балаганск в лесной массив, отец это понял по запаху хвои и почвенному покрову. Когда они привезли моего отца в лесной массив, вытащили его из автомобиля и бросили на землю, после чего, стали наносить удары по телу, били в основание ребер, ног, туловища, при этом говоря фразу: «признавайся в убийстве Борщевой!». Мой отец терпел весь этот беспредел, никаких признательных показаний он не давал и давать не станет, так как он не мог совершить это преступление, поскольку я знаю, что он 16 марта 2007 года в вечернее время после работы, уехал в д. Тарасовск Балаганского района к своим старым знакомым Подкорытовым и вернулся вечером 18 марта 2007 года. А помню я это потому, что до 18 лет меня отец не отпускал гулять в ночное время, а когда он уезжал, я ходила гулять, так как знала, что в п. Балаганск его нет. Так это было и 17 марта 2007 года. Я знала, что отец находится в д. Тарасовск, в связи с чем, мы с девчонками в школе договорились идти вечером на дискотеку. Все эти события зафиксированы в моем сознании, так как я хорошо знала убитую тогда девочку Борщову, она была моей ровесницей, мы общались.
В ходе разговора со мной отец так же пояснил, что сотрудники следственного комитета изъяли мои школьные фотоальбомы, золотые украшения, принадлежащие моему отцу: золотая цепь, золотой перстень, золотой браслет и золотое кольцо принадлежащее его сожительнице Золотых Наталье Викторовне. Так же они изъяли автомобиль марки «Нива», которая была куплена в 2019 году в которой находились денежные средства в портмоне, принадлежащего моему отцу, а так же, банковская карта на которой были денежные средства в сумме 300 0000 рублей. На данную банковскую карту моему отцу приходит ежемесячное зачисление пенсии, в связи с чем, сумма в настоящее время больше 300 000 рублей. Отец мне сообщил, что его телефон заберут и опечатают, а самого отца повезут в г. Саянск.
Примерно через 2 часа мне вновь перезвонил мой отец, но с номера адвоката по назначению Шалыго и сообщил, что ему дали право на один телефонный звонок, он мне сказал, что его задерживают на 48 часов и что бы я на санкцию привезла Подкорытовых, так как он полагал, что адвокат по назначению не поедет в такую даль для доставления свидетелей на санкцию. Однако, сотрудники следственного комитета выставили рапорт с ложными сведениями, а именно: «о том, что мой отец попросил меня предоставить ему алиби». Хотя таких слов не было, поскольку я сама ранее знала, что мой отец был у них. Это звучало бы достаточно глупо, поскольку мой отец грамотный человек, не мог в принципе говорить таких слов в присутствие сотрудников следственного комитета или иных сотрудников. На этом телефонный звонок был завершен.
На следующий день, 22.08.2020 у моего отца в Саянском городском суде в 15 часов 00 минут была назначена санкция. Я приехала в г. Саянск, увидев отца, у меня началась истерика, так как я увидела, как избито его лицо, над левым веком были наложены швы черного цвета, он шел тяжело, при этом пошатывался, но старался держаться. Примерно в 18 часов 30 минут, моего отца вывели через заднюю дверь районного суда и посадили в автомобиль, с ним в автомобиль села адвокат Сычева Т.Н., я стала звонить ей, узнать куда их повезли, но она не отвечала на мои звонки. Я стала искать его по всему городу. Но в конце концов поняла, что возможно они поехали в следственный комитет. Приехав туда, я увидела на крыльце следственного комитета трех сотрудников СК, среди которых был Корнев А.С. Я подошла к ним, поздоровалась, представилась кто я и попросила пояснить, какое решение вынес судья. Один из следователей следственного комитета потребовал у меня паспорт, я стала его вытаскивать из кармана, однако Корнев А.С. потребовал у меня свидетельство о рождении, которого у меня в принципе с собой не было. После чего, Корнев А.С. мне сказал, что не имеют право разглашать следственную тайну, ведя себя пафосно и вульгарно доведя меня до слез, хотя я не влазила в их доказательственную базу. Однако, они мне ничего не пояснили. Примерно через 5 минут, они зашли во внутрь здания и через 2-3 минуты вывели моего отца, посадили в автомобиль, я подошла ближе, хотела спросить какое решение вынес судья, однако сотрудник СОБРА мне сказал не подходить, я сказала, что не беспокойтесь, я не подойду, он мне ответил, что это мне надо бояться. Отношение этих людей было ужасное, противоречащее все этическим нормам. В их речи присутствовала вульгарность, унижение, пафостность, никакого сочувствия, что порочит чести и достоинства сотрудников правоохранительных органов. Люди, находясь при исполнении и в форме не должны допускать подобного рода отношения к людям. Позже я узнала от адвоката, что они всего лишь знакомились с материалами. Неужели сотрудники следственного комитета не могли мне сказать об этом?
На следующий день, 23.08.2020 отцу была назначена санкция, я приехала в г. Саянск, отца увели в зал судебного заседания, я осталась ждать на улице. Примерно через 2 часа вывели отца, он сказал, что санкцию отложили на 72 часа. Так же отец мне сказал, что его морят голодом и просил у меня поесть, однако следователь Самсонов Максим Сергеевич, который являлся руководителем группы СОГ, не разрешил покормить отца, после чего, его увезли на СИЗО №6 г. Ангарска.
26.08.2020 в Саянском районном суде была назначена санкция моему отцу на 15 часов 00 минут. Я так же прибыла в г. Саянск, во время ожидания решения суда, я находилась внутри здания суда. Вышел следователь следственного комитета в форме, в звании капитана юстиции Самсонов Максим Сергеевич, я решила с ним поговорить, попросила покормить отца, однако, Самсонов М.С. отвечал мне грубо и спросил кем я работаю, я ответила следователь, а он мне тут же бросил фразу: «а я следователь следственно комитета», дав мне понять, что я перед ним тут стою никто и зовут меня никак, что оскорбило меня как сотрудника полиции и человека в целом. Когда отца вывели из зала суда, он снова просил поесть, однако Самсонов М.С. нам отказал. Так же мне он сказал, что моего отца повезут в СИЗО -1 г. Иркутска.
На следующее утро, я наняла адвоката по соглашению Чекан Олесю Игоревну и мы стали искать моего отца, она мне сообщила, что в СИЗО -1 его нет и не было, в СИЗО – 6 он был сутками ранее, после его увезли на санкцию, но так и не доставляли обратно. Примерно в 17 часов 00 минут, его привезли в СИЗО -6 г. Ангарска т.е. его везли сутки. В среду 26.08.20 была санкция, закончилась она в 17 часов 00 минут, и привезли его в СИЗО - 6 только в пятницу 28.08.20. Где он был все это время, мне неизвестно. Хотя от г. Саянска до г. Ангарска занимает 4 часа пути.
Приехав в п. Балаганск, мне рассказали мои родственники следующее: что во время допроса моего дяди Ярмошевича Ю.А., следователь пригрозил, что если он и дочь Торопа т.е. я, будем вмешиваться в расследование уголовного дела, то они сделают все, чтобы меня уволили с органов внутренних дел.
Моя тетя, папина сестра Ярмошевич Инна Васильевна рассказала, что 21.08.2020 около 08 часов 00 минут, к ней домой пришел сторож РТП, здания в котором работал мой отец, и сказал, что мой отец просит ключи от городской квартиры. Инна дала ему ключи, однако после, решила сама сходить туда и спросить, что происходит у следователей, так как она родная сестра моего отца, она имела право знать обо всем, что происходит. Зайдя в кабинет к отцу, к ней подбежал следователь Самсонов М.С., отец сидел за столом, Инна увидела папино лицо, оно было избито и виднелась кровь над левым глазом. Самсонов М.С. стал разговаривать с Инной на повышенных тонах, а именно кричал: «Ты кто такая?». Инна ответила: «я являюсь родной сестрой Тороп А.В.». После чего, Самсонов М.С. стал кричать ей: «Вышла отсюда, чтобы я тебя тут не видел!». Следом, мой отец Тороп А.В. крикнул фразу: «меня обвиняют в совершении убийства Борщевой, представляешь?». После чего, Инна развернулась и вышла с кабинета, направившись к себе домой. Она живет в 200 метрах от здания РТП. По пути следования от здания РТП к своему дому расположенного по адресу: пер. Индустриальный, дом 2, кв. 1, на полпути ее догнал автомобиль марку и модель не помнит, в автомобиле сидели два человека в штатском, не представившись они стали говорить ей на повышенном тоне, что ее срочно надо допросить и что она должна проехать в отдел полиции. Инна ответила, что она не может, так как ей необходимо переодеться, принять сердечные таблетки и открыть магазин (работает продавцом), но они настаивали на своем сказали: «Нет, садись в машину!». Инна забежала домой, взяла ключи от магазина, сообщила супругу что ее хотят допросить. Приехав в отдел полиции, Инна прождала следователя около часа, при этом, она не выпила сердечные таблетки. Спустя час ожидания приехали два человека, не представились, в штатском, завели ее в кабинет и стали допрашивать. Во время допроса Инна находилась в шоковом состоянии и не могла в полной мере отдавать отчет своим показаниям. Больше половины из жизни она попросту забыла и не могла вспомнить, более того, с каждой минутой длительности допроса у нее начиналось проявление тахикардии. Ей становилось с каждой минутой все хуже и хуже. Однако допрос не прекращали. Допрос длился около 1 часа. В конце допроса ей предоставили протокол допроса для ознакомления, однако с ухудшением состояния здоровья, она не могла вникнуть в его текст, ей необходимо было срочно принять таблетки. Она подписала протокол и поехала домой принимать сердечные таблетки.
Тем временем, к зданию РТП подъехала папина сожительница Золотых Наталья Викторовна, они совместно проживают около 12 лет. Не успев зайти в кабинет, к ней подбежал следователь следственного комитета Самсонов М.С., не представившись, схватил ее за левую руку, при этом она ощутила физическую боль от сдавления руки следователем, при этом он крича на нее: «Ты кто такая? Что тебе здесь надо? Пошла отсюда или тебе помочь?!». На что Наталья пояснила, что она является супругой моего отца Тороп А.В., на что Самсонов крикнул ей: «какая ты супруга, ты всего лишь его сожительница!». При этом, развернул ее лицом к двери и стал выталкивать в спину из кабинета. Наталья развернулась опять лицом к следователю, со словами: «отдайте мне ключи от квартиры, иначе мне негде будет ночевать!». Мой отец, тем временем встал из-за стола, подошел к вешалке, на которой весела его куртка, Наталья обратила внимание, что у моего отца было разбито левое веко и была сукровица, открытая рана и отекший левый глаз. Так же она обратила внимание на его походку, он шел тяжело, пошатываясь. Отец находился в плохом состоянии и был растерян. Наталья сказала следователю: «вы что сделали? Ему срочно нужно в больницу!». Самсонов М.С. крикнул ей: «Пошла отсюда!». Все это время за столом сидели две женщины, одна из которых была адвокатом моего отца Сычева Т.Н. и они обе сидели и улыбались, не вмешиваясь в высказывания следователя Самсонова М.С. Следом прибежали сотрудники СОБРА, стали кричать ей, чтобы она вышла с кабинета. Наталья проследовала на улицу, следом за ней бежал Самсонов М.С. со словами: «я должен тебя допросить, ты должна дать показания!», на что Наталья сделала ему замечание о выражении некорректных слов с его стороны в адрес Натальи. После чего, Наталья ушла домой к Ярмошевич Инне.
Так же хочу дополнить, что во время допросов, сотрудники следственного комитета, а именно следователь Самсонов М.С. и входящие в СОГ следователи во время допросов, навязывали свое мнение свидетелям, что полностью противоречит УПК РФ. Запугивали свидетелей и фальсифицировали доказательства. А именно, допрос Ярмошевича Анатолия, в котором он поясняет, что мой отец, совместно с Лац Евгением Николаевичем выкидывали труп Борщевой А.М. с автомобиля. Хотя, на 2007 год они даже не знали друг друга. Познакомились они в 2011 году, когда мать Лац Е., Бобровникова Л.В. наняла моего отца в качестве защитника по уголовному делу возбужденного в отношении Лац Е. Хотя, Ярмошевич А. был ранее осужден за аналогичное преступление в отношении несовершеннолетней девочки. А так же, Ярмошевич А. был задержан по подозрению в совершении преступления, в отношении Борщевой А.М. Данный протокол допроса вообще не допустим и не должен был быть заложен в доказывание вины моего отца, так как Ярмошевич А. является заинтересованным лицом в исходе дела.
Так же моему отцу следователем Самсоновым М.С. было отказано в ходатайстве о проведении полиграфа. Так же следователем не было установлено алиби моего отца. Я не была допрошена, хотя я обладаю большим количеством информации, так как Борщева А.М. была моей одноклассницей и подругой.
Мой отец, добрый, совестливый и чуткий человек, с мягким характером. Так как я рано осталась без матери, с 10 лет он меня растил в одиночку, заменил мне и мать, и дедушку, и бабушку. С детства он меня приучал к труду, вместе мы трудились в огороде, кидали перегной, ездили в лес за черноземом. Вместе пололи огород и поливали его. Дома помогал мне готовить еду, а так же, учил меня всему тому, что необходимо в жизни. На момент убийства моей одноклассницы Борщевой А.М., он работал следователем прокуратуры Балаганского района Иркутской области и выезжал на осмотр места происшествия. Я видела, как он переживал и сочувствовал родителям, так как у него была дочь, то есть я, того же возраста. Отец никогда на меня руку не поднимал, не повышал голос, всегда старался объяснить все словами. Мы никогда не ссорились, жили дружно. Если бы у моего отца были маниакальные наклонности, я бы это заметила, так как я с отцом была рядом с самого детства, даже спала у него на работе на стульях, когда он работал и не хотела без него идти домой. Мой Отец с большой буквы, я даже отцом его назвать не могу, он мой папуля! Я ему благодарна за воспитание и за те знания, и умения, которые он в меня вложил. Благодарна за переживания, за каждый проваленный мной экзамен, но после слов его поддержки у меня появлялись новые силы и у меня все получалось. Благодаря папе, я закончила ЮИ ИГУ и выбрала профессию моей мечты, но после совершенного над моим отцом беззакония со стороны сотрудников следственного комитета и сотрудников СОБРА, я потеряла весь интерес к следствию. У меня даже в голове не укладывается, как можно так «выбивать» показания? Это противоречит всем законам и принципам УПК РФ, УК РФ, Федеральным законам РФ, Постановлениям Правительства РФ, Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ. Как же так, получается, если человек не виновен, то его вину можно доказать при помощи пыток, систематических избиений и унижений, порочащих честь и достоинство гражданина Российской Федерации, а так же измором голода? Мой отец больше половины своей жизни посвятил «букве закона». Участник ликвидации Чернобыльской АЭС, где получил большую дозу облучения. Он поддерживает свое здоровье различными травами и медом. Чего в настоящее время он лишен полностью и я, как дочь, переживаю за своего единственного родителя, за его здоровье и долголетие. Это не просто обращение, это крик души о помощи, о просьбе разобраться с беззаконием и навести порядок в расследовании уголовных дел. Если так будут расследоваться уголовные дела, то все преступники будут ликовать и находится на свободе, а невинные люди и их семьи страдать и мучиться. В настоящее время, преступник находится на свободе, и я боюсь за свою жизнь. Так как он знает, что я обладаю большой информацией, он может сделать все что угодно. В связи с чем, находясь дома я закрываюсь на все замки и не могу жить полноценно без страха за свою жизнь!
В настоящее время, уголовное дело передано в СУ СК по Иркутской области, где уголовное производство было поручено старшему следователю капитану юстиции Шедоевой Ю.В.
Так же, в ходе расследования уголовного дела, за отсутствием вины моего отца, следователями Самсоновым М.С. и Корневым А.С. было незаконно возбуждены уголовные дела по факту изнасилования несовершеннолетней Москалевой Анастасии, проживающей в с. Шарагай Балаганского района Иркутской области, к которым, так же, мой отец не имеет никакого отношения, что подтверждается доказательствами по всем вмененным эпизодам.
27.09.2020 Москалева А. написала заявление на имя следователя о том, что написать заявление на моего отца по факту лже-изнасилования, ее заставил следователь Самсонов М.С. Сама Москалева А. протокол допроса не читала, содержание протокола она не знает. Так же Москалева А. пояснила, что в кабинете у следователей она была одна, Москалеву А. и ее отца привезли в отдел полиции 20.08.2020 на 21.08.2020 в 24 часа 00 минут, отца Москалевой пьяного оставили спать на скамейке, расположенной на первом этаже отдела полиции, а саму Москалеву А. повели на второй этаж. После того, как Москалевой А. следователи стали говорить, чтобы последняя написала заявление, Москалева А. начала отказываться и говорить, что такого не было, на что следователи ее выгоняли с кабинета и через некоторое время снова заводили в кабинет. Отец Москалевой, все это время спал пьяный на первом этаже. Данные факты так же подтверждаются свидетельскими показаниями. Отпустили их с отдела полиции только в 16 часов 00 минут следующего дня, о чем так же в заявлении сообщает потерпевшая Москалева А. На сегодняшний день, имеются доказательства того, что вмененные эпизоды изнасилования полностью фальсифицированы. А так же имеются доказательства о том, что после того, как Москалева А. написала в присутствии отца заявление на имя следователя Шедоевой Ю.В., со стороны сотрудников полиции, сотрудников социальной защиты стали оказываться давление и угрозы о лишении ее отца родительских прав. Тем самым запугав всю семью. Это как же так получается, несовершеннолетнего ребенка допрашивали ночью одну, а так же, продержав в отделе Балаганской полиции почти сутки в усмерть с пьяным отцом, пренебрегая всем законам уголовно процессуального производства. В голове вообще не укладывается, это какое надо иметь желание посадить невинного человека, пренебрегая всеми принципами и нормами законодательства Российской Федерации. Мо поему мнению следователь – это тот человек, который добивается истины в любом действии или бездействии лиц, а не навязывание людям то, что ему хочется от них услышать. Что порочит полностью мундир следователя, как представителя власти в целом. Бедного ребенка уже запугали до такой степени, что она стала жаловаться на сотрудников полиции совершенно посторонним людям. Неужели девочка в 16 лет должна слушать эту грязь, а потом страдать от этого. Почему детей то не жалеют совершенно, наши доблестные сотрудники?! Почему от чьего-то желания, ненависти, вражды должны страдать посторонние люди, несовершеннолетние дети и их семьи?!
Повторюсь, это не обращение, это крик души о помощи и пресечении незаконных действий со стороны сотрудников СК и сотрудников Балаганской полиции, а так же, сотрудников социальной защиты Балаганского района.
Так же хочу дополнить, что меня никто ни разу не допросил по существу уголовного дела по факту убийства Борщевой А.М.
05.10.2020 в адрес следователя Шедоевой Ю.В., мной было направлено ходатайство о моем допросе по существу уголовного дела, а так же, провести в подтверждение сведений, которые будут мной заявлены в ходе допроса, психофизиологического исследования с использованием полиграфа.
15.10.2020, на мой почтовый адрес поступило постановление следователя Шедоевой Ю.В. от 12.10.2020, о частичном удовлетворении моего выше указанного ходатайства, а именно: ходатайство о моем допросе удовлетворено, ходатайство о проведении в отношении меня психофизиологического исследования с использованием полиграфа отказано за отсутствием оснований. Однако, до настоящего времени, меня никто на допрос так и не вызывал. Полагаю, что мой допрос оттягивают умышленно, преследуя свои корыстные цели.
Иркутская область Усть-Удинский район, рп. Усть-Уда, ул. Набережная, дом 15. Это адрес моего места жительства.
Папа – Тороп Алексей Васильевич проживает по адресу: Иркуткая область Балаганский район п. Балаганск ул. Кольцевая, дом 53, кв. 11.
В настоящее время он находится по адресу: г. Иркутск, СИЗО -1, ул. Баррикад 63.
Контакты: 89041****
С Уважением!
Тороп Алёна Алексеевна.

(орфография письма сохранена)

 
 
Оставить сообщение используя соцсеть ВКонтакте
 
Написать комментарий через Facebook
Ваши комментарии помогут быстрее решить проблему, пишите правду, не бойтесь, ваше сообщение будет опубликовано анонимно!



По всем возникающим вопросам пишите нам на почту
17